Стихи Ролана Быкова

Я любил тебя больше, чем ангелов и самого, и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих. Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне, в городке, занесенном снегом по ручку двери, извиваясь ночью на простыне, как не сказано ниже, по крайней мере, я взбиваю подушку мычащим"ты", за горами, которым конца и края, в темноте всем телом твои черты как безумное зеркало повторяя.

Иосиф Бродский — Я вас любил… — читает Вадим Демчог

Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца, Там припомнят кремлёвского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, А слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются усища, А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет, Как подкову, кует за указом указ: Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Скажи тихонечко:"Я больше не ревную", на пальцы помертвелые подув. Все так же целится шрапнелью батарея и снится Менделееву табло.

Нет комментариев Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы… Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить. Иосиф Бродский Иосиф Бродский:

Поэзия не в форме мыслей, а в самих мыслях. Виктор Гюго В широких шляпах, длинных пиджаках, С тетрадями своих стихотворений, Давным-давно рассыпались вы в прах, Как ветки облетевшие сирени. Вы в той стране, где нет готовых форм, Где всё разъято, смешано, разбито, Где вместо неба - лишь могильный холм И неподвижна лунная орбита. Там на ином, невнятном языке Поёт синклит беззвучных насекомых, Там с маленьким фонариком в руке Жук-человек приветствует знакомых.

Спокойно ль вам, товарищи мои?

Татьяна Бродских. Я вытерла слезы и обернулась к Августиану, а кто еще мог быть таким наглым Король в очередно поверг меня в удивление, вот уж не думала, что Руки супруга крепче сжали мою талию, надо же, мы уже больше месяца женаты, а Двэйн, кажется, стал ревновать меня еще больше.

Не привыкайте никогда к любви! Не соглашайтесь, как бы ни устали,Чтоб замолчали ваши соловьиИ чтоб цветы прекрасные увяли. Обожаю Бродского Александр Блок. Алмаз не подчиняется годамИ никогда не обратится в малость. Дивитесь же всегда тому, что вамЗаслужено иль нет - судить не нам,Но счастье в мире всё-таки досталось!

На пушистых веткахСнежною каймойРаспустились кистиБелой бахромой. И стоит березаВ сонной тишине,И горят снежинкиВ золотом огне. А заря, ленивоОбходя кругом,Обсыпает веткиНовым серебром.

«Иосиф Бродский»

Ты узнаешь меня по почерку. В нашем ревнивом царстве Стихотворения и поэмы М.

Быть Иосифом Бродским. Апофеоз одиночества Соловьев Владимир Исаакович Оставив горевать, ревновать, мучиться и писать любовные стихи к МБ Не помню в связи с чем, я назвал имя Марины, имея в виду Марину Рачко, Акутагавы и еще в больше мере Куросавы, «Шум и ярость» Фолкнера и.

Лифшицу Я всегда твердил, что судьба - игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. Я считал, что лес - только часть полена. Что зачем вся дева, если есть колено. Что, устав от поднятой веком пыли, русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле. Я был счастлив здесь, и уже не буду. Я писал, что в лампочке - ужас пола. Что любовь, как акт, лишена глагола.

Иосиф Бродский. Песня ( )

Ничего, только косвенные улики. Такая очевидность расстраивает девушку. Это лишь повод задуматься: Именно женщины стремятся запечатлеться вместе, создать архив, чтобы потом его пересматривать долгими зимними вечерами. Вытянуть информацию можно только разведкой боем:

Вот, скажем, есть такой поэт Бродский - так больше всего я не люблю тех, кто любит А я вот чаще не мужчин ревную, а красоту к глупым женщинам.

Когда-нибудь, когда не станет нас, точнее - после нас, на нашем месте возникнет тоже что-нибудь такое, чему любой, кто знал нас, ужаснется. Но знавших нас не будет слишком много. Вот так, по старой памяти, собаки на прежнем месте задирают лапу. Ограда снесена давным-давно, но им, должно быть, грезится ограда. Их грезы перечеркивают явь. А может быть, земля хранит тот запах:

Я наравне с другими Хочу тебе служить...

Асфальт уходил из-под наших ног, я не смела увидеть твои глаза. Не стало того, кто бы мне помог нажать на тормоза. Ты даришь дороге свой силуэт, а мне оставляешь весны западню. Кого я в тебе люблю?

У нас с тобой серебряная свадьба, А мы о не слова никому. Эх, нам застолье шумное Поверь, я не сержусь и не ревную. Мне часто где-то даже.

Слышишь ли, слышишь ли ты в роще детское пение, над сумеречными деревьями звенящие, звенящие голоса, в сумеречном воздухе пропадающие, затихающие постепенно, в сумеречном воздухе исчезающие небеса? Блестящие нити дождя переплетаются среди деревьев и негромко шумят, и негромко шумят в белесой траве. Слышишь ли ты голоса, видишь ли ты волосы с красными гребнями, маленькие ладони, поднятые к мокрой листве?

Только мокрые листья летят на ветру, спешат из рощи, улетают, словно слышат издали какой-то осенний зов. Проплывают облака, это жизнь проплывает, проходит, привыкай, привыкай, это смерть мы в себе несем, среди черных ветвей облака с голосами, с любовью Слышишь ли, слышишь ли ты в роще детское пение, блестящие нити дождя переплетаются, звенящие голоса, возле узких вершин в новых сумерках на мгновение видишь сызнова, видишь сызнова угасающие небеса?

Проплывают облака, проплывают, проплывают над рощей. Где-то льется вода, только плакать и петь, вдоль осенних оград, все рыдать и рыдать, и смотреть все вверх, быть ребенком ночью, и смотреть все вверх, только плакать и петь, и не знать утрат. Где-то льется вода, вдоль осенних оград, вдоль деревьев неясных, в новых сумерках пенье, только плакать и петь, только листья сложить. Что-то выше нас проплывает и гаснет, только плакать и петь, только плакать и петь, только жить.

ИРИНА БИЛЫК & ОЛЬГА ГОРБАЧЕВА - НЕ РЕВНУЮ [OFFICIAL VIDEO]

Хочешь узнать, как можно справиться с проблемой c ревностью и вычеркнуть ее из твоей жизни? Жми здесь!